Медицина Москвы: невнятные ответы на конкретные вопросы

На днях «Вечерняя Москва» опубликовала видеозапись «круглого стола» на тему: «Здоровье за деньги: тревожные тенденции современной медицины». Проблему доступности медицинской помощи пытались обсудить приглашенные эксперты: член Общественной палаты РФ, директор Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов, депутат Московской городской Думы, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Чувашской Республики, главный врач ГБУЗ «Городская клиническая больница № 64 Департамента здравоохранения города Москвы» Ольга Шарапова, а также другие приглашенные лица (руководители других медицинских организаций, профсоюзные лидеры, юристы).
Как обычно, когда речь идет о здравоохранении, говорили о чем угодно, только не по существу. Ольга Шарапова расхваливала все московские больницы. Это понятно. В собянинских учреждениях, как и в потемкинских деревнях, по умолчанию все хорошо.
Профсоюзный лидер во всем винил частника. А как же. Творческая элита, ученые и евреи уехали за границу. Вот частник и виноват в том, что больные идут к нему.
В свою очередь, Эдуард Гаврилов был не согласен со всеми, говорил о недоступности медицинской помощи. Почему, правда, не сказал.
Непонятно во всей этой постановке только одно: а зачем было приглашать экспертов, если говорить правду никто не собирался?
Поскольку «Вечерняя Москва» так и не смогла ответить на главный вопрос своего же «круглого стола», давайте разберемся во всем по существу.
Ключ к ответу дала сама Ольга Шарапова, заявив, что в 2015 году больница заработала 1,8 млрд. рублей. И это вовсе не деньги пациентов, а «поднятое» из бюджета «бабло».
То есть муниципальные больницы теперь не лечат, а зарабатывают деньги на больных.
Вот и ответ на вопрос о здоровье за деньги: современная система здравоохранения подразумевает коммерциализацию лечебно-диагностического процесса даже в государственном секторе.
Следующий вопрос о доступности? Давайте ответим.
В результате модернизации московского здравоохранения, количество коек резко сократилось. А далее посетите любую «придворную» больницу. Вместо москвичей в них лежат пациенты из южных регионов страны. По квотам, выделяемым им местными бюджетами. И о какой доступности для москвичей можно говорить даже теоретически?
Почему так происходит. Ольга Шарапова совершенно честно признает, что основной доход больница получает от продажи услуг по дорогостоящим видам лечения. На них хорошие тарифы у фондов обязательного медицинского страхования (ОМС). Таким образом, больных поделили как собак: на домашних и на бездомных. Первых, понятно, ничтожный процент. Но на них можно по ОМС сделать хорошие деньги. И везут их на московские койки из регионов, которые могут платить.
А мы, москвичи, с приходом на пост мэра Сергея Собянина, теперь считаемся бездомными, за которых наш регион (город Москва) платить не хочет.
К слову, за «круглым столом» прозвучала еще одна сопутствующая болезнь: навязывание ненужного дорогостоящего лечения. Понятно, что с упреками в адрес частных клиник. На самом деле, это огромная проблема существующей государственной медицины: задача не лечить больного до тех пор, пока он не перейдет из разряда малобюджетного в разряд высокобюджетного. Вот тогда, когда из ОМС польются деньги рекой, будем лечить.
Как можно быстро решить проблему? Очень просто и без затрат:
1. Пересмотреть тарифы по ОМС таким образом, чтобы лечить было выгодно абсолютно любого больного, а не отдельную категорию.
2. Внедрить, наконец, провозглашенный принцип «деньги за пациентом». То есть включить в систему ОМС абсолютно все медицинские организации независимо от формы собственности. А больной сам решит, где ему лечиться.
На фото:
«Вечерняя Москва» обсуждает проблемы медицинской помощи в Москве
 

Tags: