Вдова Артема Чечикова против авиакомпаний и московской “скорой”: суд над невиновными

30 сентября 2014 г. началась подготовка к судебному разбирательству по делу № 2-4562/2014 в Курчатовском районном суде города Челябинска. Истцом выступает Елена Чечикова (вдова скончавшегося 18 августа 2014 г. во время авиаперелета Артема Чечикова). Среди ответчиков: Авиакомпания «AIR EUROPA», ОАО «Международный аэропорт Шереметьево», Государственное бюджетное учреждение города Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова Департамента здравоохранения города Москвы».
Поводом для предъявления иска о взыскании 3 млн. рублей послужило ненадлежащее оказание экстренной медицинской помощи Артему Чечикову. Сразу отметим, что в обязанности ни одного из ответчиков не входит организация скорой медицинской помощи на территории международного аэропорта «Шереметьево». Итак, по порядку.
Авиакомпания «AIR EUROPA» не является медицинской организацией, а следовательно имеет право на оказание лишь первой помощи. В соответствии с Методическими рекомендациями «Об обеспечении воздушных судов гражданской авиации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями», утвержденными 9 декабря 2013 г. Росавиацией, на борту имелись комплект первой помощи «first aid kit», комплект медицинских средств «medical kit» .
Бортпроводник вправе оказывать только первую помощь, по оказанию которой проходит регулярное обучение в специально оборудованных тренажерных классах. Первичная медико-санитарная помощь в рейсе оказывается в экстренной и/или неотложной форме при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний пассажиром рейса с медицинским образованием и соответствующей подготовкой. По громкой связи было объявлено о происшествии. Необходимый специалист был найден. Им оказался врач анестезиолог-реаниматолог Валерий Лукьянов.
Если после оказания медицинской помощи состояние пассажира не улучшается, появляются признаки, угрожающие жизни пассажира, об этом докладывается командиру воздушного судна, который имеет право произвести вынужденную посадку в случае, когда он считает, что продолжение полета небезопасно для состояния здоровья пассажира. Собственно, что и было оперативно сделано.
Четкое исполнение всех обязанностей по спасению жизни сотрудниками авиакомпании «AIR EUROPA», включая наличие медицинских комплектов, подтверждают очевидцы происшествия. И данный факт никем не оспаривается. Так какие претензии могут быть к авиакомпании «AIR EUROPA»?
Международный аэропорт Шереметьево также не является медицинской организацией и не должен оказывать специализированную медицинскую помощь. Согласно ОСТ 54-1-283.02-94 «Система качества перевозок и обслуживания пассажиров воздушным транспортом», пассажирам должна оказываться неотложная и первая медицинская помощь в медпунктах аэропорта (но не на взлетно-посадочной полосе). Но об этом позднее.
Сотрудники аэропорта «Шереметьево» оперативно и добросовестно выполнили возложенные на них обязанности: обеспечили оперативную посадку самолета, подали специальный «амбулифт» для эвакуации больного. Более от них ничего не требовалось, поэтому претензии к медицинским работникам аэропорта также беспочвенны, так как они должны дежурить в медицинском пункте, а не бежать к самолету.
А дальше, в соответствии с рекомендациями ICAO (Международная организация гражданской авиации) и требованиями Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Артему Чечикову должна была быть предоставлена специализированная реанимационная скорая медицинская помощь соответствующими наземными организациями.
Кстати, медперсонал аэропорта не мог оказать такой помощи, так как Министерство здравоохранения Московской области выдало медицинским пунктам лицензию ЛО-50-01-005000 от 15.01.2014 только на доврачебную помощь по лечебному делу и амбулаторно-поликлиническую по терапии. Правда, довесив с барского плеча еще медицинское (наркологическое) освидетельствование. Медпункт ООО «Аэромед» лицензирован на доврачебную помощь по предрейсовым и послерейсовым осмотрам. Чтобы было понятно тем, кто не разбирается в тонкостях лицензирования, поясню: медпункты имели возможность оказания помощи примерно в том объеме, в каком врач-терапевт сидя в кабинете районной поликлиники.
Государственное бюджетное учреждение города Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова Департамента здравоохранения города Москвы» не обязано было предоставлять экстренную помощь на территории аэропорта «Шереметьево».
К сожалению, челябинским судьям неизвестны территориальные споры между Москвой и Московской областью. А еще несколько лет назад, когда образовывалась так называемая Новая Москва, власти Московской области выторговали себе территории под аэропортами «Шереметьево» и «Домодедово», получив лакомые куски с огромными налоговыми поступлениями в свой бюджет. Выезд на помощь в аэропорт – добрая воля московских медиков.
В соответствии с действующим законодательством, обеспечение скорой, в том числе скорой специализированной помощью – обязательство субъекта федерации. В данном случае Московской области. Вот тут и возникает вопрос: каким образом Министерству здравоохранения Московской области удалось избежать ответственности за происшествие в аэропорту «Шереметьево»? Чиновники этого ведомства, выдавая «усеченные» лицензии медпунктам, прекрасно знали о том, что международный аэропорт с огромным пассажиропотоком остается без специализированной медицинской помощи и ничего не сделали для того, чтобы ее организовать.
Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова обвиняет сотрудников аэропорта в том, что они вызвали московскую «скорую», когда реанимобиль требовался срочно. И вновь, как в случае с ТЦМК Московской области, министр не в курсе, что ближайшим станциям скорой медицинской помощи в г. Лобня и в г. Химки все то же Министерство здравоохранения Московской области не выдавало лицензий на реанимационные бригады. И поэтому их там просто нет.
Уже после случившегося, вице-премьер РФ Ольга Голодец сказала: «…к моменту приземления самолета, прибытия поезда на станцию, специализированная помощь должна прибыть независимо от того, как на борту оценивают тяжесть состояния пациента». Почему ни Ольга Голодец, ни Вероника Скворцова не в курсе, что никакой специализированной медицинской помощи в Московской области практически нет, особенно скорой. Неужели они никогда за МКАД не выезжали?
Вот и ответ на последний вопрос: «скорую» из Москвы вызывали только потому, что другого выхода не было.
Да, Министерство здравоохранения Московской области очень красиво и ненавязчиво подставило Департамент здравоохранения города Москвы под судебное разбирательство, оставшись в тени. И главный виновник трагедии - Министерство здравоохранения Московской области отделалось легким испугом, получив наказ впредь выезжать в аэропорты.
Вот только где специализированные бригады взять? В Лобне их нет, а в Химках лишь педиатрические и психиатрические. Хотя, последние, может добрым словом полечат?

Tags: