Застрелившийся онкологический больной обвинил в своей смерти Правительство и Минздрав РФ

В последние дни сильный общественный резонанс вызвало самоубийство (выстрел в голову из наградного оружия) контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, 1947 года рождения, ранее занимавшего пост начальника управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ России. Причина самоубийства – страшнейшая боль вследствие тяжелого онкологического заболевания. И не только собственные физические страдания привели к трагедии, но и мучения родственников, безуспешно пытавшихся добиться рецепта на обезболивающие средства. Сегодня он умер в московской ГКБ №1, не приходя в сознание.
Вот что пишет его дочь: «Моя мама попыталась получить для него морфин в поликлинике. Чтобы получить ампулы на 5 дней, нужно было много часов пробегать по разным кабинетам в поликлинике, несколько дней. Под вечер не хватило одной подписи, и поликлиника закрылась. В совершенно измученном состоянии моя мама пришла домой без обезболивающего. Папа был возмущен. Это стало последней каплей».
Вполне типичная ситуация для России, в которой человеческая жизнь не значит ничего. И совершенно неправильно винить в этом конкретных врачей. Сама система лекарственного обеспечения в стране делает практически невозможным своевременное назначение наркотических средств нуждающимся больным и пострадавшим. Статья 19 Закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусматривает право пациента на облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными методами и лекарственными препаратами.
А сама эта доступность практически сведена к нулю усилиями Директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктором Ивановым и его заместителем, Министром здравоохранения РФ Вероникой Скворцовой.
В последние годы, под видом борьбы с наркоманией, стремительными темпами растет список запрещенных лекарственных препаратов. Помните скандал с кетамином, изъятым из ветеринарной практики? То есть эти государственные деятели все-таки сначала поставили опыты над животными, после чего перешли на людей. Под запрет попал современный антидепрессант коаксил, далее такие обезболивающие средства, как буторфанол и налбуфин, которые успешно можно было бы применять у онкологических больных до оформления разрешения на выписку наркотических веществ.
Заметим, что даже в Украине, с ее драконовскими запретами, буторфанол входит в состав автомобильной аптечки. То есть право на обезболивание там никто у человека не отнимал.
К слову, а куда исчезла из аптечки матери и ребенка практически незаменимая марганцовка? Потом все помнят историю с кодеинсодержащими препаратами. Без лекарств остались не только онкологические больные, но и страдающие сердечно-сосудистыми, бронхолегочными, неврологическими заболеваниями, а также лица, получившие травму. Какой был нанесен ущерб здоровью населения запретительными мерами, никто не удосужился подсчитать. Наглядный пример - скандал с отсутствием обезболивающих препаратов на оснащении бригады медицины катастроф в Домодедовском районе Московской области.
Далее, несмотря на углубление экономического кризиса и рост социальной напряженности, под запрет попали практически все успокаивающие средства. Кроме водки, главного наркотика в России, не осталось больше ничего.
Уже сегодня бытует мнение, что деятельность Госнаркоконтроля направлена на расширение теневого наркотического рынка путем вовлечения в него не только наркоманов, но и родственников безнадежно больных граждан.
Ранее мы писали об имитации бурной деятельности в борьбе с наркоманией, а также о том, что в интересах антинаркотического ведомства проблема сильно раздута: в стране не 5 млн. наркоманов, а 650 тыс. зарегистрированных потребителей наркотиков. Любые другие цифры и оценки экспертов – досужие домыслы.
На фоне всего этого издевательства над медицинскими работниками и больными, милая женщина Вероника Скворцова с экранов телевизоров нам постоянно вещает о том, какую искреннюю заботу она проявляет к пациентам и как успешно трудится на своем посту на благо общественного здравоохранения.
Перейдем от общественного к частному. Так, по расчетам экономистов, введение в легальный оборот медицинской организации наркотических и других приравненных к ним веществ, приводит к удорожанию медицинских услуг на 30 – 50%. Это расходы на оборудование специально укрепленного помещения, покупку дорогостоящего сейфа и его монтажа, ежемесячные платежи за охрану, а также содержание целого штата специально обученных работников, ведущих учет всего того, что приравняли к наркотикам.
Таким образом, российские власти сделали все для того, чтобы больные умирали в страшных муках. В нормальном государстве, после подобного инцидента, как с Вячеславом Апанасенко, руководитель Госнаркоконтроля и Министр здравоохранения были бы отправлены в отставку. Но нашим политическим лидерам не до острой боли простых граждан: премьер-министр Дмитрий Медведев спокойно спит на Олимпийской трибуне, а президент Владимир Путин занят спортивными достижениями.
А хоть кто-нибудь о людях подумает?
На фото: Директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов и Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Tags: